Налоговики пытаются доказать, что компания заключила не ту сделку, которую зафиксировала в договоре, тем самым получив необоснованную выгоду. Инспекторы доначисляют налоги, снимают вычеты по НДС, а компаниям потом приходится спорить о правильной квалификации сделки. В данной статье приводятся виды договоров, сделки по которым чаще всего налоговики подвергают сомнению, а также рекомендации - как не доводить дело до суда.

1. Договоры с предпринимателями

Налоговики и проверяющие из ФСС переквалифицируют гражданско-правовые договоры, которые компания заключила с физлицами и предпринимателями, в трудовые и доначислят НДФЛ и страховые взносы. Инспекторы докажут налоговую схему, если предприниматели выполняли работы или оказывали услуги, которые совпадают с их функцией по трудовому договору, заключенному с компанией. Налоговики убедятся в схеме, если выяснят, что одновременно с расторжением трудового договора бывшие сотрудники снимались с учета как предприниматели.

Инспекторы вправе самостоятельно переквалифицировать гражданско-правовые договоры. То есть налоговикам больше не требуется обращаться для этого в суд (Определение ВС от 14.02.2019 № 304-КГ18-25124).

Инспекторы проверят, кто из сотрудников компании зарегистрировался как предприниматель. Если среди контрагентов кроме работодателя у предпринимателя никого нет, инспекторы сами переквалифицируют гражданско-правовую сделку в трудовые отношения. Налоговики снимут вычеты по НДС, оштрафуют компанию как налогового агента за неполную уплату НДФЛ с дохода сотрудника. Если посчитают вознаграждение зарплатой, также доначислят взносы.

Пример: компания работала с предпринимателями одновременно по трудовым и гражданско-правовым договорам. Инспекция выявила, что компания занижает налоговую базу и получает необоснованную налоговую выгоду по НДС и НДФЛ. При этом предприниматели выполняли трудовые функции и работали в штате. Фактически между сторонами сложились трудовые отношения.

Суды трех инстанций встали на сторону инспекции. Договоры, которые компания заключила с предпринимателями, фактически подменяют трудовые. Работники компании массово регистрировались в качестве предпринимателей, а при увольнении сотрудника из штата физическое лицо прекращало деятельность в качестве предпринимателя.

Все предприниматели работали в офисе компании, заказчиком услуг был работодатель. До 14 часов каждого дня сотрудники выполняли свои трудовые обязанности, а после этого времени как предприниматели оказывали услуги компании. Предприниматели-работники получали деньги дважды в месяц, как и в случае с зарплатой. При оказании услуг использовали безвозмездно материально-техническую базу компании.

Предприниматели не смогли представить первичку и доказательства своей самостоятельности — IP-адреса для отправки отчетности у сторон совпадали. Судьи решили, что предприниматели поручили учет своих операций бухгалтерам компании (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 24.04.2019 по делу № А70-11827/2017).

Есть и положительные примеры. В одном деле компании удалось доказать, что предприниматель самостоятельно вел хозяйственную деятельность. Он реализовывал товары, которые приобретал как у компании, так и у другого поставщика. У предпринимателя были свои демонстрационные стенды, компьютеры, кассы, персонал. Он отчитывался и платил ЕНВД. Выручку компании не передавал. Судьи отменили доначисления инспекции (Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.04.2017 по делу № А43-3756/2016).

В другом деле суд отменил решение ФСС. Фонд доначислил страховые взносы, но не смог доказать, что договоры подряда и возмездного оказания услуг фактически были трудовыми. Суд отметил, что исполнитель выполнял конкретные работы по заданию заказчика. Ежемесячные выплаты не доказывают трудового характера отношений между сторонами (Определение ВС от 29.12.2018 по делу № А42-1478/2018).

Рекомендации

Из гражданско-правовых договоров с физическими лицами исключите признаки трудовых отношений. Например, время работы и отдыха, выходные дни, дополнительную оплату отпускных, правила внутреннего распорядка. Подтвердить реальность взаимоотношений с компанией будет проще, если у предпринимателя есть другие заказчики, свой офис, он самостоятельно отправляет отчетность.

Если заказчиком будет иностранная компания без статуса учредителя, то оплату нереальных услуг могут переквалифицировать в прочее безвозмездное отчуждение имущества (Определение ВС от 21.11.2018 по делу № А50-16961/2017).

2. Договоры на оказание консультационных услуг

Налоговики проверяют услуги, которые иностранные контрагенты оказывают российским компаниям — налогоплательщикам. Если возникают сомнения в реальности услуг, то инспекторы решат, что оплата услуг представляет собой скрытые дивиденды. В таких сделках плательщик не только удерживает и выплачивает налог на прибыль с выплат, но и учитывает их в своих расходах.

Пример: иностранный контрагент оказывал российской компании консультационные услуги, в частности в сфере связей с общественностью, маркетинга, административных вопросов. Инспекторы решили, что стороны взаимозависимы, а сделка фиктивна. Компания не смогла доказать реальность и состав услуг. Из акта оказанных услуг было видно, что услуги носили абстрактный характер, они дублировали друг друга. Для каких целей они понадобились от иностранного партнера, компания не пояснила.

Суд согласился с переквалификацией. Он отметил, что стоимость услуг соответствовала чистой прибыли компании, а сделку оплатили через несколько лет после составления акта (Постановление АС Волго-Вятского округа от 05.12.2018 по делу № А11-9880/2016).

В другом деле российская компания оказывала консультационные и юридические услуги в отношении объектов офисной недвижимости, которые инвестировал иностранный контрагент. НДС с суммы вознаграждения не платила, так как считала, что место оказания услуг — это местонахождение иностранного покупателя (148 НК РФ).

Инспекторы посчитали, что компания фактически управляла недвижимостью. Местом реализации таких услуг признали территорию России. Значит, с выручки надо заплатить НДС. Суд согласился с переквалификацией сделки, поскольку:

  • стороны входили в одну группу компаний
  • совет директоров иностранного контрагента состоял из сотрудников компании
  • сотрудники компании принимали решения по реструктуризации, рефинансированию и продавали недвижимость
  • вознаграждение состояло из постоянной и переменной частей, что характерно для управляющих компаний, но не для консультационных услуг. При этом основная часть суммы — это процент от прибыли по сделке, а переменную выплачивали при успешной продаже объекта (Определение ВС от 13.09.2018 по делу № А40-255442/2016)
Рекомендации

Чтобы не допустить переквалификации, докажите реальность услуг в отношениях с иностранными компаниями. Без этого суд поддержит налоговиков и признает выплаты дивидендами. Главное — правильно оформить документы. Например, в актах и отчетах подробно прописывайте, какие именно услуги оказала компания, в чем их ценность и сколько времени они заняли. Чем подробнее описать, тем больше вероятность, что инспекторы не предъявят претензий. А если предъявят — оспорьте их в суде.

Налоговики пытаются доказать, что компания заключила не ту сделку, которую зафиксировала в договоре, тем самым получив необоснованную выгоду. Инспекторы доначисляют налоги, снимают вычеты по НДС, а компаниям потом приходится спорить о правильной квалификации сделки. Читайте, какие договоры чаще всего переквалифицируют и как не доводить дело до суда.

3. Договоры займа

Инспекция может заявить о фиктивности займов. Например, когда перечисляете деньги между материнской и дочерней компаниями или учредителями-физлицами. Налоговики с подозрениями относятся к таким сделкам.

Пример: компания решила оформить заем у иностранной материнской компании. Заем получила, проценты по нему отразила в расходах. Но деньги так и не вернула. Проверяющие выяснили, что сроки возврата денег стороны все время откладывали, а договоры продлевали. Санкций за несвоевременный возврат денег иностранная компания не заявляла. Хотя у нее были непогашенные займы, она продолжала выдавать деньги другим взаимозависимым компаниям. Инспекторы доначислили компании-заемщику налог на прибыль, а также пени и штраф.

Судьи поддержали налоговиков. Указали, что компания инвестировала займы — направила деньги на покупку активов, получила необоснованную выгоду. Выплата процентов не предполагалась изначально. Включать их в расходы в таком случае нельзя (Постановление АС Волго-Вятского округа от 16.04.2019 по делу № А29-2527/2018).

Отбиться от претензий налоговиков не удалось и в другом споре. Компания приобрела 100 процентов долей у материнской компании в Великобритании. Продавец и покупатель были в одной группе компаний. Оплату произвели с помощью двух кредитных нот зарубежному продавцу.

Российская компания учитывала проценты по займу в расходах и не удерживала налог с процентных выплат по нормам международного соглашения. По мнению инспекторов, выплаты представляли собой скрытые дивиденды. Они указали, что в сделках не было условий, которые характерны для кредитных отношений: о выдаче кредита, сроках его возврата, неустойке (А11-1Постановление АС Волго-Вятского округа от 14.03.2018 по делу № А11-6203/2016).

Если стороны передают бесплатно имущество друг другу, обе стороны платят налоги. Поэтому налоговики стремятся признавать некоторые виды сделок безвозмездными. Например, займы или выполнение ремонтных работ в арендуемом помещении.

Пример: компания получила процентные займы по нескольким сделкам. Налоговики переквалифицировали договор займа в безвозмездную передачу денег, которую нужно отразить в доходах.

Инспекторы указали на номинальность заимодавцев и их взаимозависимость с заемщиком, формальность выдачи денег. Как только компания получала заем, передавала деньги в качестве займа физическому лицу — единственному учредителю компании, который погашал долг за компанию по поручению заемщика. Получается, у компании не было потребности в займе.

Компания доказала реальность сделки в суде. Стороны исполнили условия сделки: все суммы займов возвращены. Сделки носили возмездный характер (Постановление АС Уральского округа от 25.06.2019 по делу № А76-24391/2018).

В другом деле инспекторы переквалифицировали заем в безвозмездную передачу имущества. Они решили, что компания участвовала в схеме с взаимозависимым контрагентом с целью сохранить право на спецрежим. Основной аргумент инспекции — компания получила наличные в счет оплаты займа через кассу контрагента. Суд не согласился с выводами проверяющих. Инспекция не доказала, что деньги компания передала безвозвратно (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 24.07.2018 по делу № А45-10341/2017).

Рекомендации

Если оформляете договор займа с взаимозависимой компанией, подготовьте обоснование, зачем этот заем нужен. Чтобы оценить платежеспособность, запросите у получателя баланс. В договоре предусмотрите неустойку за нарушение сроков возврата денег. Пропишите конкретную сумму займа и дату возврата денег.

Избегайте круговорота денежных средств между взаимозависимыми лицами. Инспекторы проверяют не только формальные критерии сделки, но и экономическое содержание операций по выдаче займов. Докажите реальность заемных отношений: заемщик вернул деньги с процентами.

ИФНС может заявить о фиктивности займов, которые компания выдала учредителю. Эти суммы переквалифицируют в дивиденды и потребуют 13-процентный налог (Определение ВС от 09.04.2019 по делу № А26-3394/2018).

4. Лицензионные договоры

Налоговики проверяют лицензионные платежи, которые компании перечисляют в пользу дружественных им владельцев товарных знаков. Проверяющие научились раскрывать схемы вывода выручки и переквалифицируют сделки в скрытую форму выплаты дивидендов.

Пример: компания передала предпринимателю права на товарный знак. Цена сделки — 10 тыс. руб. После этого предприниматель заключил с той же компанией лицензионный договор на право использования этого же товарного знака. В качестве роялти — платы за пользование товарным знаком — предприниматель получил более 54 млн руб. Компания включила перечисленные предпринимателю деньги в расходы.

В ходе экспертизы налоговики выяснили, что реальная цена товарного знака — 193 млн руб., а не 10 тыс. руб. Проверяющие отметили, что предприниматель не рекламировал продукцию, выпущенную под этим знаком. Эти расходы оплачивала компания. В итоге инспекторы решили, что стороны создали схему ухода от налогов, и сняли расходы, доначислили пени и штраф.

Судьи согласились с налоговиками. Они отметили, что в сделке по продаже товарного знака не было экономического смысла, его реальная стоимость в тысячи раз больше. Роялти судьи признали скрытой выплатой дивидендов (Постановление АС Московского округа от 09.11.2017 по делу № А40-34089/2017).

В другом деле налоговики также переквалифицировали лицензионные платежи в дивиденды. Компания заключила договор с предпринимателем на использование товарного знака. До совершения сделки компания использовала логотип на безвозмездной основе. Инспекторы установили, что предприниматель, как только получал вознаграждение, переводил деньги на счет физическому лицу — себе же как участнику компании. Предприниматель владел товарным знаком, но не обслуживал и не продвигал его. Суд отметил, что экономического смысла в сделке не было, и оставил решение инспекции в силе (Постановление Девятого ААС от 09.10.2017 по делу № А40-104968/17).

Рекомендации

Чтобы не допустить переквалификации, докажите, что реально используете товарный знак в своей деятельности и от этого получаете экономический эффект. Собственнику товарного знака надо доказать, что он развивает бренд.

5. Договоры лизинга

При продаже товаров продавец должен заплатить НДС и включить выручку в базу по налогу на прибыль. Чтобы уменьшить сумму налога, компании маскируют куплю-продажу под другие сделки с пониженной налоговой нагрузкой. Для этого они используют лизинг. Инспекторы обращают внимание на такие сделки, потому что знают об их притворности.

Пример: стороны заключили договор лизинга, по которому лизингополучатель получил оборудование для производственной деятельности с правом его последующего выкупа. Одновременно стороны заключили договор займа, где лизингополучатель выступал заимодавцем, а лизингодатель — в качестве заемщика. Сумма займа была равна сумме сделки по передаче имущества в лизинг. Совпадали и сроки платежей по сделкам.

Налоговики выяснили, что фактически лизинговые платежи лизингодатель не перечислял, а производил зачет между сделками. По мнению инспекторов, лизингополучатель получил необоснованную налоговую выгоду, и отказали ему в возмещении НДС. Суд согласился с переквалификацией сделки (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 02.03.2018 по делу № А81-3829/2017).

Рекомендации

Проверьте, нет ли в договоре лизинга признаков сделки купли-продажи. В договоре должны быть графики платежей, условия выкупа, возможность отложить платеж, зачесть его. Если договор составить по шаблону на пару страниц, он больше будет подходить под куплю-продажу.

Лизинг подразумевает рассрочку платежей. Если лизингополучатель под видом другого платежа перечисляет деньги лизингодателю, то инспекторы переквалифицируют сделку в куплю-продажу.

6. Договоры комиссии

Инспекторы переквалифицируют договор комиссии в сделку купли-продажи. Комитента в таком случае считают продавцом, а комиссионера — покупателем. По мнению налоговиков, комиссионер просто перепродает свой товар, который ранее он приобрел у комитента. Комиссионеру доначислят НДС и налог на прибыль со всей суммы проданного товара. Аргумент налоговой — противоречивые условия договоров комиссии. Отношения между сторонами больше напоминают сделки по купле-продаже.

Инспекция расценит договор комиссии как притворную сделку, чтобы прикрыть реализацию товара по договорам купли-продажи. Цель компании — меньше платить единый налог при УСН. Налоговикам не всегда удается доказать переквалификацию в суде.

Пример: компания на УСН реализовывала товар от предпринимателя в рамках договора комиссии. Инспекция переквалифицировала сделку в куплю-продажу и пересчитала компании полученный доход. Налоговики доначислили налоги по общей системе. Они привели следующие доводы:

  • право собственности на товар переходило от комиссионера к компании, что характерно для купли-продажи
  • не было отчетов комиссионера
  • компания делала наценку на товар, который получала от комиссионера

Суд отменил решение инспекции. Нельзя переквалифицировать сделку из-за незначительных нарушений договора комиссии со стороны комитента. Спорная сделка обладает всеми признаками договора комиссии. Если в предмете договора есть неясности, для буквального понимания условий договора надо сопоставить его другие условия со смыслом договора в целом (Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 29.05.2019 по делу № А19-18267/2018).

В другом деле налоговикам также не удалось доказать законность переквалификации сделки. Предприниматель передавал за вознаграждение молочную продукцию физических лиц от имени комитента на заводы по переработке продукции. Рассчитывались за товар не в момент его передачи предпринимателю, а после реализации перерабатывающим предприятиям. Физические лица не устанавливали цены на молоко, размер их дохода зависел от цены, по которой приобретали товар конечные покупатели — заводы. Суд счел, что такие обстоятельства соответствуют правовой природе посреднических отношений (Постановление АС Волго-Вятского округа от 18.10.2018 по делу № А38-10282/2017).

Рекомендации

Пропишите в договоре комиссии обязанность посредника представлять отчет. Там же укажите сроки сдачи и форму отчета. Он нужен комитенту, чтобы знать, что происходит с товаром, который он передал на реализацию. Если договор не обязывает комитента представлять отчет, то сделка похожа на реализацию. К отчету надо прикладывать первичные документы, без этого его могут признать недействительным.

Автор: Кристина Михельсон (кандидат юридических наук) на основе судебной практики.