«Цифровая трансформация – это не технология, а совершенствование стратегического мышления», – Дэвид Роджерс, эксперт в области цифровых бизнес-стратегий, автор книги «Цифровая трансформация».

MIT Sloan School of Management определяет цифровую трансформацию бизнеса как «использование современных технологий для кардинального повышения производительности и ценности предприятий».

Таким образом, цифровизация – это управленческие решения на основе данных, позволяющие повысить производительность труда, снизить издержки и потери, улучшить взаимоотношения с клиентами. Более того, цифровые технологии позволяют экспериментировать с данными и моделировать ситуации.

Однако, на основе многих интервью можно проследить ошибочные суждения о том, что собой представляет цифровизация компании.

Заблуждения:

1. Оцифровка данных

Оцифровка данных – это копирование информации или её ввод на соответствующие электронные цифровые носители. При этом не происходит изменения самой структуры информации: она лишь копируется в электронном виде. Таким образом, оцифровка данных это всего лишь фактура для принятия решений.

2. IT-внедрение

Нельзя принимать за цифровую трансформацию любую IT-разработку, которая, например, оптимизирует коммуникации внутри компании или обеспечивает доступ к корпоративной информации через смартфоны. Технологии всего лишь инструменты. Принятие решений лежит в другой плоскости.

3. Роботизация

Роботизация – замена существующих производственных операций, выполняемых людьми, роботами, с целью оптимизации численности персонала, а также повышения совокупной производительности труда.

Согласно исследованию Boston Consulting Group, роботы в настоящее время выполняют около 10% операций на заводах. К 2025 году этот показатель увеличится до 25%, что, очевидно, не покроет всех потребностей производства.

Deloitte прогнозирует, что 57% рабочих мест, созданных между 2015 и 2025 годами, будут оставаться вакантными из-за нехватки квалифицированных рабочих и специалистов.

Цифровизация позволяет обеспечить управление операционной деятельностью роботизированных механизмов, при этом сама роботизация производства проводится для облегчения труда человека. Поэтому оптимизация трудовых операций не способна в полной мере влиять на стратегическое управление производством.

4. Автоматизация производственных процессов

Речь про автоматизацию нескольких одновременных производственных процессов. Например, на предприятиях ПАО «ГМК «Норильский никель» созданы сценарии продвинутой автоматизации свыше 500 бизнес-процессов.

В этих случаях автоматизация затрагивает управление производством, обеспечивая оперативное управление, но не является основой для стратегических управленческих решений.

5. Автоматизация получения данных

Директор по стратегическому развитию и ПАО «Россети» Евгений Ольхович: «Автоматизация предоставляет необходимый объем данных, а цифровизация обеспечивает работу с ними. Соответственно, нет данных – нет «цифры».

Более того, цифровизация позволяет сэкономить на автоматизации, поскольку, например, устраняет необходимость обеспечивать датчиками все подстанции: за счет математических алгоритмов и расчетов можно обеспечить точную информацию для принятия управленческих решений».

Источник: «Вестник атомпрома» октябрь 2018 года, стр.30.

Опыт цифровизации в ПАО «Росатом»

«Цифровизация помогает повысить эффективность объекта, снизить стоимость владения АЭС. В настоящее время на атомной станции в режиме реального времени собирается 500 тысяч сигналов.

Но главная задача – организовать цифровое сообщество. Вариантов развития цифровых технологий без общего объединения участников электротехнической отрасли практически нет», – Генеральный директор АО «РАСУ» Андрей Бутко.

На пути цифровизации возникает много вопросов, ключевым из которых является – кто будет бенефициаром? Кто будет определять стратегическое развитие цифровых технологий, определять их перечень и взаимосвязь? В случае с ПАО «Росатом» в отрасли есть компетентный заказчик цифрового продукта, что исключает цифровизацию ради цифровизации.

Другим важным вопросом является необходимость наличия единой платформы, т.к. у каждого предприятия/заказчика разный набор операционной деятельности и цифровые продукты адаптируются под специфику конкретных предприятий. Здесь возникает необходимость единых отраслевых стандартов с учетом постоянных изменений требований к цифровым продуктам.

Внедрение на российских предприятиях (в том числе в атомной отрасли) программы «ЛОГОС. Цифровое предприятие» также проходит непросто. «Выделю несколько причин. Первая – сильная инертность организаций. Вторая – нужно заслужить доверие. Третья – нехватка кадров», – Начальник цифровой лаборатории Института теоретической и математической физики Виктор Глазунов.

Источник: «Вестник атомпрома» июль-август 2018 года, стр.54-55.

Опыт цифровизации в ПАО «ГМК «Норильский никель»

«SAP ERP — это базовая платформа, которая автоматизирует в «Норникеле» более 500 бизнес-процессов, и на этой базе можно далее выстраивать интегрированные сценарии продвинутой автоматизации.

Мы считаем цифровизацией внедрение современных инструментов из области цифровой индустрии, позволяющих повышать эффективность бизнес-процессов. Конечная цель: решать задачу повышения производительности труда, снижать издержки и потери. Конечный заказчик - бизнес. В противном случае вся цифровизация превратится в дорогостоящее хобби айтишников.

Любая трансформация, в том числе цифровая — это изменение сознания и культуры людей. Именно человеческие инертность, консерватизм, привычка иногда не дают техническим инновациям быстро внедряться.

Выделю три главные проблемы. Первая — это способность компании выполнять определенный объем изменений в единицу времени. Речь идет о возможности впитывать и использовать определенные инициативы, прямо зависящей от зрелости структуры и людей, которые ее наполняют.

Как с этим бороться? Ускорением темпов развития культуры в организации, интенсификацией новых проектов, обучением людей, обновлением кадрового состава. Вторая проблема заключается в отсутствии на рынке необходимого количества профильных специалистов и готовых решений именно для нашей отрасли.

Третья проблема — недостаточный обмен опытом внутри индустрии». Финансовый директор ПАО «ГМК «Норильский никель» Сергей Малышев.

Опыт цифровизации в пищевой промышленности:

«Сотрудники консалтинговой компании «Константа» в третьем квартале 2018 года провели исследование затрат на персонал предприятий мясо-молочной промышленности. В частности изучался вопрос степени цифровизации производственных участков.

В ходе исследования ТОП 5 мясокомбинатов в РФ. Только на двух из них полностью автоматизированы производственные участки, а также внедрена SAP ERP. На остальных мясокомбинатах автоматизация (как производственных операций, так и сбора данных) носит частичный характер.

Интересен факт, что на одном из комбинатов в «московском» регионе для ввода данных в SAP на производственном участке вместе с рабочими дежурят сотрудники IT-службы, на которых возложена обязанность ввода исходной информации», - консультант по маркетингу консалтинговой компании «Константа»  Илья Тишкин.

Обобщение опыта российских предприятий при цифровой трансформации позволяет выделить основные трудности при их внедрении:

1. Отсутствие ясности в бенефициаре цифровой трансформации

2. Несогласованные отраслевые стандарты и единая платформа, что не позволяет вовлечь других участников рынка

3. Отсутствие компетентного заказчика, который нацелен на решение конкретных бизнес-задач

4. Нехватка кадров при внедрении и дальнейшей поддержке

5. Желание руководства предприятий работать как раньше, без изменений

Уровень цифровизации отраслей российской экономики

Источник изображения

Каким критериям должна соответствовать цифровизация?

1. Изменение стратегического мышления (причем не только топ-менеджмента) в условиях развития технологий и быстрых трансформаций бизнес-моделей. Технологии на основе данных в конечном итоге должны приводить к конкретным результатам, которые выражаются в снижении затрат, в увеличении производительности труда. Цифровизация помогает контролировать восприятие рынков и улавливать колебания на них!

2. Возможность моделирования ситуаций. Обработка данных позволяет гораздо быстрее, чем прежде, моделировать рыночные сценарии в области маркетинга, менеджмента, логистики, производства и т.п. Возможны эксперименты с полезными изменениями и дополнения к разработанному продукту, в том числе цифровых двойников.

3. Понятие цифровизации шире, чем использование современных технологий на одном предприятии. В цифровизацию должны быть вовлечены партнеры, клиенты и, по возможности, другие участники рынка (в том числе смежные). Тогда эффект от коммуникаций и обработки информации будет многократно преумножен.

Прогнозы роста рынка: 

Аналитическая компания IDC подсчитала, что в 2019 году затраты на технологии и услуги, необходимые для цифровой трансформации бизнеса, составят $1,25 трлн. При этом, большая часть инвестиций предприятий, занятых в дискретном производстве и перерабатывающей промышленности, пойдет на организацию «умного» производства.

К 2020 году не менее 55% компаний мира можно будет отнести к «настроенным на цифровизацию».

Цифровая экономика растет в два с половиной раза быстрее мирового ВВП, подсчитала компания Huawei совместно с Oxford Economics. К 2025 году она достигнет 23,3% глобального ВВП и составит порядка $23 трлн.

К 2024 году в России стоит задача по увеличению показателя объема несырьевого неэнергетического экспорта до $250 млрд в год.

Источники: РБК, BBI, Вестник атомпрома, Gazeta.ru, консультант по маркетингу Илья Тишкин на основе собственного материала.

Материалы по теме

"Российские компании провалили тест на автоматизацию HR". Ведомости. 25.04.2019

"От ларька до министерства: какой эффект дает автоматизация. Руководитель компании «1С» Борис Нуралиев о российском рынке IT". Gazeta.ru. 13.06.2019

"Пять ключевых трендов в цифровизации банковского бизнеса". Экономический научный журнал «Оценка инвестиций». 16.06.2019

"Риск автоматизации в России, оценка РАНХиГС". Iz.ru. 10.09.2019